Официальный сайт
    
Главная
Новости
Статьи
Проекты/планы
Контакты
Радиостанция Свободный голос
Сайт общественного движения Зеленый Крест СПб
Социальный пресс-клуб
   <- назад


18.01.15

ON-LINE TIKHVIN:
Юрий Шевчук возглавил экологический совет при губернаторе 47­го региона

В конце 2014 года, буквально накануне новогодних праздников, общественный экологический совет при губернаторе Ленинградской области после продолжительного перерыва вновь собрался

Юрий Шевчук возглавил экологический совет при губернаторе 47­го регионадля обсуждения наиболее важных и не требующих отлагательств экологических вопросов. Кроме того, на заседании был избран председатель экологического совета. В ближайшие полгода возглавлять его будет Юрий Сергеевич Шевчук, знакомый нам не только как председатель организации «Северо-Западный зеленый крест» или как известный петербургский журналист-эколог, обладающий уникальным опытом природоохранной общественной деятельности.
Помимо всего Юрий Сергеевич является членом комиссии по межнациональным и межконфессиональным отношениям и комиссии по сохранению исторического, культурного и духовного наследия Общественной палаты Ленинградской области. Как известно, культура и экология близки, из чего можно с уверенностью предположить, что совет в ближайшие шесть месяцев не станет обходить стороной многие важнейшие аспекты работы этих колоссальных направлений.
В новом, 2015 году корреспондент «НБ» поинтересовался у председателя совета о дальнейших планах на будущее, проблемах и возможных поисках решений в работе.
— Юрий Сергеевич, в конце 2014 года министр природных ресурсов и экологии Российской Федерации С. Е. Донской на коллегии Минприроды России сказал: «Недра, леса, водные ресурсы нашей страны — неотъемлемый компонент глобальной экологической и экономической системы. И здесь, без ложной скромности, я хотел бы сказать, что от того, насколько эффективно и рационально мы будем использовать природный потенциал, зависит как развитие мировой промышленности, так и экологическое состояние всей планеты.
Миссией Министерства является обеспечение рационального природопользования, исключающего истощение природных ресурсов и ухудшение окружающей среды.
Для того чтобы общество могло оценивать, как мы справляемся с нашей миссией, Министерством в соответствии с поручением президента России разработан и утвержден план деятельности на пятилетний период, в котором сформулированы основные цели».
Понятно, что общественный экологический совет при губернаторе Ленобласти придерживается основных целей общероссийского плана. А имеет ли он свой внутренний план работы на ближайшие шесть месяцев?
— Да, разумеется. Наши усилия в основном будут направлены на рассмотрение вопросов переработки вторичных ресурсов и выработку рекомендаций для правительства региона по этому направлению. Такой вектор работы задан политической обстановкой, усилиями страны по импортозамещению, общегосударственной тенденцией к ресурсосбережению. Разумеется, это не столько бытовые отходы, количество которых в общем объеме накопленных в регионе менее 2%, а отходы лесообрабатывающей, горнодобывающей, строительной и других видов промышленности. Но, разумеется, у нас обязательно найдется время, чтобы обсуждать оперативно возникающие вопросы.
— На ваш взгляд, требуются ли экологическому законодательству какие-то серьезные реформы?
— На уровне региональной власти — нет. Региональные законы идут в фарватере федеральных. На уровне регионов законодатели вообще мало что могут сделать. А что касается Федерального законодательства, то там действительно требуется большая работа. Наши природоохранные законы отражают то переходное, межформационное, состояние России, в котором она находится. Они пронизаны популизмом, который ничем не обеспечен. Например, закон обеспечивает возможность посещения прибрежной полосы без ограничения, хотя мы понимаем, что, например, на территорию грузового порта или судоверфи нас никто не пустит. Они не защищают права природопользователей — в пожароопасный период, когда леса закрываются для посещения распоряжением властей, арендаторы леса не могут прогнать из них незаконно туда проникших потенциальных поджигателей. Они плодят безнаказанность, запретив контролировать поведение рекреантов в лесу силами дружинников и оставив этот контроль лишь на долю чиновников. Мы фактически теперь не можем защитить леса от варварства. Но работа с федеральными законодательными органами находится за пределами нашей юрисдикции, к сожалению.
— Связаны ли проблемы в сфере экологии с некачественной работой институтов и ведомств?
— Это не основная проблема. Да, многие новые изобретения и методы не внедряются. Но часто не потому, что кто-то этого не хочет или сознательно саботирует, а просто денег не хватает.
— По вашему мнению, сколько нужно ресурсов закладывать в бюджет на расходы на охрану окружающей среды, чтобы его экологическая составляющая соответствовала целям устойчивого развития?
— Не только из бюджета тратятся ресурсы на достижение устойчивого развития. Очень много средств тратят сами природопользователи — промышленные предприятия, например. Правильнее подсчитать процент от валового регионального продукта. Если бы у нас не было накопленного еще со времен советской власти экологического ущерба, нам было бы достаточно направлять на строительство очистных, охрану заказников, переработку отходов и так далее 10% от ВРП. Причем эти средства возвращались бы, пусть с небольшой, но выгодой. Но в нынешней ситуации для того, чтобы просто починить все неработающие канализационные очистные сооружения, даже без переработки содержимого иловых карт, нужно, по разным подсчетам, от 50 до 100 миллиардов рублей. Никакой бюджет этого не выдержит, тут нужно искать иные механизмы решения проблемы.
— Многие жители страны считают, что снижение уровня культуры коренного населения РФ и приток мигрантов напрямую связаны с экологическими кризисами в регионах. Что вы думаете по этому поводу?
— Да, большая часть мигрантов прибыла из стран, где в ходе традиционалистского ведения хозяйства была разрушена окружающая среда. Причем ее разрушили такие же люди, как те, которых мы пригласили сюда работать. И естественен вопрос — не сделают ли они и здесь у нас свою родную пустыню? Для здорового народного организма наличие мигрантов в пределах, скажем , 5-7% от коренного населения опасности не представляет. Например, наркоманами становятся не потому, что какие-то мигранты торгуют наркотиками. Водка стоит на всех прилавках, но все больше молодых людей становятся активистами трезвеннического движения. Я вижу основную опасность от мигрантов в том, что, оставляя им тяжелый ручной труд, зачастую грязный труд, сами мы таким образом теряем уважение к труду. Труд становится уделом маргиналов. И наша молодежь уже не хочет работать руками.
— Как независимые общественные экологические организации или отдельные неравнодушные жители области могут принять участие в деятельности общественного экологического совета?
— Не думаю, что тут есть какая-то сложность. Заседания совета открытые, по предварительной записи их может посетить любой желающий. Также все могут сформулировать свои вопросы для повестки заседания совета. Конечно, если вопрос будет касаться локальной ситуации, на совет, думаю, выносить его не стоит. Можно решить его и оперативным путем. А вот общерегиональная проблема и особенно способы ее решения, разумеется, будут обсуждены на совете.
— С какими словами вы обратитесь в начале 2015 года к жителям 47-го региона и Бокситогорского района в частности?
— Естественно, с пожеланием счастья в новом году! А в деле охраны окружающей среды у меня не пожелание, а большая просьба — создавайте официальные, юридически оформленные общественные организации. Легче будет работать — и нам, и вам. И всегда помните, что вы лично в ответе за все, что было при вас.
Анна Копрова

подробнее
   <- назад
Санкт-Петербург, 2010 год.